«За 5-6 минут Фейбер задушил меня 15 раз». Наш парень в UFC — Слава Борщёв

Эксклюзивное интервью с Вячеславом Борщёвым о дружбе с Юрайей Фейбером, переходе из кикбоксинга в ММА, технике Петра Яна

Денис Дорофеев

14 января 2022, 16:00 МСК

Эксклюзивное интервью с Вячеславом Борщёвым о дружбе с Юрайей Фейбером, переходе из кикбоксинга в ММА, технике Петра Яна

Поделиться

Комментарии

Чемпион мира и Европы по К-1 в ближайшее воскресенье дебютирует в лучшей лиге планеты.

В ночь с 15 на 16 января пройдёт первый в этом году турнир UFC Vegas 46. В нём дебютирует российский боец лёгкого веса Вячеслав Борщёв. Ему будет противостоять Дакота Буш. В преддверии этого боя мы пообщались с Вячеславом о его бойцовском пути, как он познакомился с Юрайей Фейбером и неоценимом вкладе Юрайи в карьеру нашего бойца. Вячеслав является чемпионом мира и Европы по К-1, также провёл два успешных боя в профессиональном боксе, но всё-таки решил перебраться в ММА, не имея борцовской базы. Об этом мы тоже поговорили с Вячеславом.

— Вячеслав, расскажите, пожалуйста, почему вы решили закончить свои выступления в кикбоксинге? У вас же довольно успешная карьера была. Не было возможности подписаться в зарубежный промоушен по К-1? — Как бы вам красиво ответить, стагнация произошла, не мог выйти на какие-то громкие бои, чтобы начать зарабатывать. К тому моменту у меня появилась дочка и хотелось уже начать зарабатывать достойные деньги. Я же заканчивал академию МВД и в армии отслужил, то есть у меня был выбор — продолжать заниматься спортом или получать какую-то профессию. И я посидел, подумал. В этот момент ММА набрал серьёзную популярность. Как раз тогда Макгрегор был на пике. И я подумал: ну а почему нет, надо бы попробовать. Стал думать: «Так, а где? Если пробовать, то надо сразу самое лучшее. Самое лучшее — это что? UFC. А UFC где? В Америке». Так у меня сложилось.

Эксклюзивное интервью с Вячеславом Борщёвым о дружбе с Юрайей Фейбером, переходе из кикбоксинга в ММА, технике Петра Яна
«Рад, что семья увидела Россию». Каттар вспомнил о визите в Москву и заговорил на русском

— Но перед этим вы провели два боя в профессиональном боксе, которые выиграли. Почему вы в боксе не задержались надолго? У вас же бэкграунд ударника. — Да я по боксу не тренировался никогда. Я приехал, работал над своей борьбой. А вот как раз во вторую поездку, когда произошла самая большая катастрофа в жизни, я всё продал, включая свою машину. Тогда я приехал и буквально через месяц разрываю мениск. И мне пришлось ехать обратно в Россию, ремонтироваться и всё такое. И в этот момент мне приходит обновлённая виза. И я думаю: «Ну ладно, поеду, попробую». И вот это была как раз моя последняя поездка. Приехал, ждал боёв, а они никак не происходили. И как раз в это время проходили местные соревнования по боксу в Сакраменто. Попросился принять участие. Я тогда только начал работать с Джоуи (Родригесом. — Прим. «Чемпионата»). А у меня всё равно колено было травмированным, я бороться особо не мог. И я предлагаю: «Давай по боксу попробуем». И он дал добро. И всё, вот так мы сделали два боя по боксу.

— То есть вы боксировали только ради денег? — Если честно, не ради денег, потому что там платили ни о чём. Просто чтобы не сидеть без дела. — Расскажите, как вы попали в зал Юрайи Фейбера в Сакраменто. Вас привели знакомые или вы просто сами пришли туда? — Туда я сам пришёл, никаких секретных движений нет. Просто приходишь, платишь деньги, тренируешься. Если складываются отношения, то складываются. Есть люди, которые связываются заранее, но я просто сам приехал. Хотя в начале Сергей Липинец, наш прославленный казахско-российский боксёр, встретил меня в Лос-Анджелесе. Потом я поехал к другому товарищу, в пригород Сакраменто. Я у него остался на три недели. Это мне очень помогло в первое время, потому что я смог разобраться со всем. Он мне машину даже дал. И вот я ездил в зал, тренировался потихонечку. Только через две недели Юрайя появился в зале, и тогда я с ним познакомился и всё началось.

— Правда ли, что в ваших первых спаррингах по грэпплингу с Юрайей он вас задушил 15 раз? — Да, это правда. Он сначала сделал нам спарринг по боксу, я там хорошо себя проявил. И он потом говорит: «Приходи вечером на джиу-джитсу». И я пришёл на джиу-джитсу, мы стали бороться. За 5-6 минут он меня задушил 15 раз. Ну вот у меня тогда не было борьбы от слова «совсем». Я вообще ничего не умел и не знал на тот момент.

Эксклюзивное интервью с Вячеславом Борщёвым о дружбе с Юрайей Фейбером, переходе из кикбоксинга в ММА, технике Петра Яна
Мотивация — стать первым чемпионом UFC из Грузии. Ниндзе до цели два боя

— Что вам дал Юрайя Фейбер? — Если так разобраться, то в принципе всё. Ну, во-первых, в самом начале, ещё до пандемии, когда не было этой глобальной мировой катастрофы, он меня поставил на очень хорошую зарплату. И он мне заплатил деньги вперёд, чтобы я мог привезти семью в Штаты. А я год мучился, ездил без семьи, потому было очень тяжело, это первое.

Второе, весь этот год я ни за что не платил. Я до сей поры ничего не плачу. Юрайя всё время платил и поддерживал меня. И он познакомил меня с большим количеством людей, которые мне как-то в будущем помогли. То есть, по сути, он для меня все двери открыл, в том числе и в UFC. Мне просто оставалось не обделаться в Претендентской серии Даны Уайта. То есть Юрайя сделал для меня всё, что здесь со мной произошло.

Конечно, нельзя отметать мою личную инициативу, потому что я мог много раз сдаться. И Юрайя в этом плане очень классный. Когда у нас с ним отношения вышли на новый уровень, когда мы стали по-настоящему дружить, он меня никогда не обнадёживал. Если он что-то говорил, то он выполнял. Но если не может, он сразу так и говорил. Вот когда пандемия началась, он сказал мне: «Всё, я не могу тебе платить, вообще никак. Прости». Ну я не стал жлобиться на него, хотя некоторые начали бы обижаться, что бросил в самый тяжёлый период. Я просто пользовался теми возможностями, которые у меня были. И как-то потихонечку, слава богу, мы дожили.

— Помимо того, что вы боец команды Team Alpha Male, вы ещё тренер команды по ударной технике, всё верно? Кого сейчас вы тренируете? — Я сейчас практически вообще не тренирую, иногда провожу тренировки для команды. Также у меня есть своя группа в 7 утра. А такого, чтобы я кем-то усиленно занимался, сейчас нет. Вот у меня есть паренёк с Украины, я с ним активно занимаюсь. Он по любителям сейчас активно дерётся. Я его тренирую, потому что мы с ним хорошо дружим. А так я бы не стал ни с кем заниматься.

— На сколько боёв у вас заключён контракт с UFC? — На четыре.

Видео доступно на канале «Боевые ботаники» в YouTube.

— Несколько лет назад вы анализировали ударную технику Конора Макгрегора и Хабиба Нурмагомедова для YouTube-канала «Боевые ботаники» в преддверии их поединка. Поэтому хотелось бы узнать ваше мнение как эксперта по боксу: кого вы считаете лучшим боксёром среди бойцов ММА? — Честно говоря, сложно сказать. Знаете, я не так плотно следил за миром ММА, чтобы выделять среди них лучших боксёров. Из того, что я наблюдал, у Макгрегора неплохой бокс. Хорошим ударником могу назвать Андерсона Силву. Джон Джонс мне нравится, но он вообще всё умеет. Кондит был крутым ударником. Из старой школы я бы отметил Рэмпейджа Джексона. Мне очень нравился Чак Лидделл. У них хороший бокс, неплохой, не то чтобы они прям круты в боксе, а просто неплохой. Потому тяжело кого-то выделить.

Но вот я сейчас вспомнил про Россию. Наверное, лучший боксёр на сегодняшний день — Петя Ян, чуть не вылетело из головы. Самая классная фишка у Петра, что он достиг такого уровня в ММА, что он может использовать свой бокс не стесняясь. То есть, например, у меня, особенно когда был первый бой в ММА с хорошим борцом, я вообще не мог использовать руки, не мог ударить. Только я бью руками, а он в ноги лезет, и всё. А Пётр настолько уверенно себя чувствует, что он подстроил свой стиль под это, что он спокойно пользуется руками.

Источник: championat.com