«Пётр Ян – велик! Стерлинг должен драться с ним за пояс». Доминатор – о старом скандале

UFC 269: эксклюзивное интервью с Домиником Крузом о Петре Яне, симуляции Стерлинга и 7 годах вне октагона из-за травм

Денис Дорофеев

10 декабря 2021, 10:50 МСК

UFC 269: эксклюзивное интервью с Домиником Крузом о Петре Яне, симуляции Стерлинга и 7 годах вне октагона из-за травм

Поделиться

Комментарии

Доминик Круз признаёт превосходство россиянина и не считает Алджо симулянтом.

В ночь с 11 на 12 декабря пройдёт последний крупный турнир уходящего года UFC 269, который возглавит чемпионский поединок в лёгком весе между Чарльзом Оливейрой и Дастином Порье. В карде примет участие легенда смешанных единоборств и ветеран ММА Доминик Круз, которому предстоит поединок против Педро Муньоса. В преддверии боя «Чемпионат» поговорил с Домиником. В ходе диалога мы обсудили, как можно стать чемпионом UFC после трёх разрывов крестообразных связок и сотворить один из величайших камбэков в истории спорта против Ти Джея Диллашоу после четырёх лет отсутствия, какие у него цели в 36 лет и как поддерживать мотивацию, когда тебя преследуют травмы.

— Доминик, расскажите, пожалуйста, как прошла ваша подготовка? — Кэмп прошёл очень хорошо, никаких проблем в ходе подготовки не возникло. Всё было очень гладко. И я взволнован перед своим боем.

— Вносили ли вы какие-то корректировки по сравнению с вашим последним боем против Кейси Кенни? — Кейси — обладатель чёрного пояса по дзюдо и джиу-джитсу. Но он почему-то решил посоревноваться со мной в стойке. Педро Муньос особо ничем не отличается от моего прошлого оппонента. Единственная разница между ними — это то, что Педро является левшой. Так что, да, мне пришлось поменять свою манеру ведения боя, чтобы противостоять левше.

— Впечатлил ли вас перформанс Жозе Альдо? Вдохновил ли он вас своим примером, что можно возвращаться на пик даже в таком позднем возрасте? — Да, Альдо всегда служил для всех примером вдохновения. Многие бойцы, которые были или до сих пор являются чемпионами, должны смотреть на Жозе. На любого, кто был чемпионом, следует смотреть как на кого-то, на кого можно смоделировать свой стиль. Я считаю, что, если вы были чемпионом, вы должны использовать их как кого-то, кто расскажет вам о своем бое или, ну, знаете, как достигнуть цели. Я смотрю на него, но не с точки зрения сравнения между нами. Он делает потрясающую работу в смешанных единоборствах. Для меня это честь выступать с ним в одном дивизионе.

UFC 269: эксклюзивное интервью с Домиником Крузом о Петре Яне, симуляции Стерлинга и 7 годах вне октагона из-за травм
«Нельзя выйти на пик дважды». Альдо опроверг теорию Хабиба

— Как вы относитесь к словам Хабиба, что нельзя возвращаться на пик формы дважды? — Если Хабиб так считает, то это его право. Я никак не могу на это повлиять и прокомментировать, во что он верит.

— А вы согласны с этой точкой зрения? — Это его мнение. Поэтому не имеет значения, согласен я с Хабибом или нет. И потому я не могу заставить его поменять точку зрения. Но он ушел из спорта и больше не выступает.

— В случае победы над Педро Муньосом кого бы вы хотели видеть своим следующим соперником? Может быть, Жозе Альдо? — Если вы смотрели бой Жозе против Муньоса, то убедитесь в том, что он был довольно близким. Плюс Жозе выиграл свою последнюю схватку против Роба Фонта. Потому он, скорее всего, уже замахивается на чемпионский пояс, что также является моей целью. Педро Муньос — всего лишь очередной трамплин на моем пути. Но мне нужно пройти его, чтобы потом делать какие-то заявления. А это очень нелегко. Он в этом спорте выступает так же долго, как и я. Потому у него много опыта выступлений на высоком уровне. И поэтому я полностью сфокусирован на нём и не оглядываюсь по сторонам, в том числе за спину Педро. Для меня каждый соперник сродни Великой Китайской стене. Вы не можете заглянуть за Великую Китайскую стену. Вы видите только эту стену и всё. И я собираюсь на эту стену, чтобы смотреть на всё свысока.

— Вы пропустили свыше 7 лет из-за травм. В какой момент или в каком году вас посещали мысли закончить карьеру? — К счастью, в то время, когда меня настигла эта череда травм, я был молод и не придавал этому такое серьёзное значение. И я не переставал тренироваться и делал это даже лучше, чем ранее. Таким образом, я заодно продвигал свое возвращение в спорт и свои потенциальные бои, чтобы оставаться на виду. Честно, я никогда не думал о завершении карьеры из-за травм, потому что я был слишком молод даже после возвращения в октагон.

Семь лет травм, когда случилось три операции (из-за трёх разрывов крестообразных связок на двух коленях. — Прим. «Чемпионата»), перелом руки, смещение плечевого сустава, разрыв передней поверхности бедра выпали в один промежуток времени. И после этого я возвращался и выступал против лучших бойцов дивизиона. Я готовил себя к этому возвращению всё время, даже при прохождении реабилитации.

И когда я знаю, что мой бой случится очень скоро, особенно после всего того, через что прошёл, я ни за что не даю себе расслабиться и не беру перерывы, так как осознаю, что мне будут противостоять лучшие из лучших. Это меня побуждает всегда пребывать в топовой форме.

Плюс в тот период я числился в ростере, постоянно был на виду у СМИ. Также я состоял в пуле USADA (антидопинговое агентство США. — Прим. «Чемпионата») и сдавал им тесты регулярно даже во время реабилитации.

И поэтому я ни на секунду не задумывался, что мои дни в спорте сочтены. Мне просто было нужно не переставать работать над собой. И, к счастью, мне хватило веры в себя.

UFC 269: эксклюзивное интервью с Домиником Крузом о Петре Яне, симуляции Стерлинга и 7 годах вне октагона из-за травм
Выдержал бы Хабиб такую боль? Как Оливейра победил в UFC редчайшим приёмом из джиу-джитсу

— Во время этого реабилитационного периода какие у вас были отношения с Даной Уайтом? Он поддерживал вас или, наоборот, хотел вас уволить? — У меня не было проблем ни с Даной, ни с руководством UFC. До того, как стал чемпионом, я получил очень много поддержки от Даны и UFC. Я уверен, что он не был рад тому факту, что я травмировался. Его работа — продвигать нас внутри промоушена. Это очень непростая работа, я это понимаю. Кроме того, что Дана был не рад моим травмам, я думаю, что он не был зол на меня. Он прекрасно осознаёт, что это часть работы.

— Как Дана вас поддерживал во время реабилитации? — У нас с Даной никогда не было близких отношений. Мы с ним не созваниваемся и не болтаем всё время. Я взаимодействую с другими людьми — Хантером Кэмпбеллом и другими матчмейкерами вместо Даны. С кем он общается — я не знаю. Он очень занятой человек. И я с трудом представляю, что у Даны на уме, тем более у меня не было такой возможности узнать у него.

Когда я травмировался, то один раз позвонил Дане со словами: «Привет! Я травмирован». И он отвечает: «О, чувак, какого чёрта? Ты приносишь мне одни беды». Это единственный разговор с Даной, который я запомнил. Когда он мне выдал тот ответ, я спросил у него: «И что мне делать с этой информацией?»

Помню, мы ещё с ним пересеклись на каком-то мероприятии, где давали интервью. Дана прошёл мимо меня и направлялся к машине, а я в это время перемещался от одного интервью к другому. Не знаю, о чём он думает.

Но я должен сказать, что благодарен ему как боссу UFC, так как в мире происходит много тяжёлых событий. Много людей теряет работу. UFC не относится к тем компаниям, которые занимаются сокращением своих кадров. Мы до сих пор состоим в этой организации и можем зарабатывать деньги. В этой компании столько вакансий сформировано на сегодняшний день, это здорово! Поэтому я полностью поддерживаю UFC.

— Как те травмы повлияли на вас и какие выводы сделали из того тяжёлого периода? — Эти травмы дали мне немало времени для самоанализа, то есть я заглянул глубоко внутрь себя, потому что, пока ты сидишь без дела, остальной дивизион растёт. Было тяжело принять тот факт, что ты не можешь конкурировать с лучшими бойцами в мире.

В то же время я научился пребывать в пространстве неведения, сосредотачиваться на иных вещах, абстрагироваться от того, что тебе не по силам контролировать, благодаря чему я стал более зрелым.

— Стал ли ваш легчайший вес более конкурентным за последние годы? — Я верю в то, что задал тренд этому дивизиону: стиль, стойка, движения, футворк. Я слежу за этим дивизионом вплотную со времен выступлений Ти Джея Диллашоу. Он пытался быть похожим на меня и на других бойцов, против которых он дрался. Это позволило ему сформировать собственный стиль. В результате его манеру переняли такие бойцы, как Кори Сэндхаген, Деметриус Джонсон. Весь легчайший, наилегчайший и полулёгкий вес обладают собственной уникальной работой ног и постоянной сменой стойки.

Так вот я это начал делать задолго до них ещё в 2007 году. Тогда я был единственным, кто это исполнял. Я считаю, что, став первым чемпионом WEC в истории дивизиона, задал тренд, который стал новой нормой в этом виде спорта. Тут нет такого, что что-то правильно, а что-то нет. Это искусство, здесь ты можешь делать что захочешь. Ты можешь быть кем пожелаешь. Можно бить с вертушки, бить с прыжка, использовать карате, тхэквондо. Здесь это всё приветствуется. Здесь нет какого-то строго определенного стиля, с которым ты выиграешь всё на свете.

Я представлял это направление раньше и вижу, что все бойцы дивизиона переняли это и активно используют, будто это новая норма. Вот что я наблюдаю сейчас. Сейчас в этой новой норме нет правил. Для достижения побед ты можешь задействовать любой стиль. Это всё формирует новые способы защиты от тейкдаунов, работу на ногах, ударную технику, из бокса и кикбоксинга — всё включено.

Помню, что давным-давно, когда я начал исповедовать этот стиль ведения боя, мне все говорили, что это выглядит довольно странно, неправильно и даже непоследовательно. И я опроверг их мнение, что здесь нет ничего неправильного. Использовать такую тактику сейчас в порядке вещей. Кроме меня, конечно же, Ти Джей Диллашоу и Деметриус Джонсон поспособствовали внедрению этого стиля боя.

UFC 269: эксклюзивное интервью с Домиником Крузом о Петре Яне, симуляции Стерлинга и 7 годах вне октагона из-за травм
«Меня научили этому удару парни из фавел». Соперник Альдо не смог дышать и упал

— Кого вы считаете сильнейшим бойцом дивизиона? — Это всегда чемпион, тем более в этом конкурентном дивизионе. Пётр Ян – велик.

— Кто, по вашему мнению, сильнее — Пётр Ян или Алджэмейн Стерлинг? — Определённо Ян. Пётр выигрывал бой у Стерлинга до того запрещённого удара коленом. Думаю, Стерлингу нужно вернуться и доказать всем, что он настоящий чемпион. По моему мнению, нельзя становиться чемпионом после таких инцидентов. Мне кажется, что Стерлинг хочет доказать всем и одолеть Яна в честном бою. И я верю, что Алджо хочет защитить свой пояс хотя бы один раз. Когда я завоёвывал пояс, я защищал его. Ян, на самом деле, тоже, тем более он дважды его завоёвывал. Уверен, Стерлинг, глядя на нас, хочет повторить это. Он станет сильнейшим бойцом только если побьёт Яна.

— Поддерживаете ли вы общественное мнение, что Алджэмейн Стерлинг — бумажный чемпион, испугавшийся реванша с Яном, или всё-таки вы не исключаете того, что он травмировался? — Я не разделяю это мнение. Мир имеет право на такое высказывание. Я верю в то, что он, скорее всего, травмировался. Это говорит вам человек, который часто выбывал по этой причине. Я прекрасно осознаю, что травмы — это часть работы. Я не верю в то, что Стерлинг не хочет драться за пояс. Поэтому я полагаю, что он травмирован.

Источник: championat.com